Воины4

«Не сыпь мне соль на рану…»

29 лет назад, 15 февраля 1989 года, начался вывод ограниченного контингента Советских войск их Афганистана.
«Не сыпь мне соль на рану…» Эти слова из некогда популярной песни приходят на память в февральские дни не случайно. Все, кто был на той, и сегодня не совсем понятной для некоторых войне, невольно вспоминают годы и даже месяцы службы. Кто-то с гордостью, что выполнял, прежде всего, солдатский долг. Кто-то – с горечью, потеряв друзей и сослуживцев. И все, кто остался жив и не ранен, с радостью, что наконец-то кончились те десять кошмарных лет…
Для Сергея Погребицкого, кадрового армейского офицера, разговор об Афганистане хотя и не прямая «соль на раны», но воспоминания всё равно неприятные и тягостные. Сегодня рядом с ним в Первомайском (г.Витебска) отделе Департамента охраны МВД Республики Беларусь трудится десять воинов-интернационалистов.

Воины5

Воины1

Воины2
— Вы знаете, — рассказывая о Погребицком, замечает заместитель начальника отдела по идеологической работе и кадровому обеспечению подполковник милиции Юрий Аглушевич, — Сергей Федорович, как человек сугубо военный, очень ответственно относится к своим обязанностям. Он один из лучших электромонтёров в нашем отделе. Ведь в свое время Погребицкий закончил Смоленское высшее зенитно-ракетное военное училище, где получил специальность «инженер по эксплуатации радиотехнических средств». Ведь в наше время в системе охраны появляется много новинок такого типа. Сергей Федорович может монтировать и обслуживать любое современное электротехническое оборудование на каждом объекте любой формы собственности. Этому в свое время он учил и более молодых коллег Павла Машеро, Сергея Ломинцева да и многих других новичков. По совету Сергея Федоровича некоторые из них без отрыва от работы заочно окончили высшие учебные заведения по специальности.
В душе Погребицкий и сейчас ощущает себя военным человеком. Подполковник в отставке сегодня не цепляется за свое прошлое. Но все, что положено по инструкции, выполняет по-военному четко, с большой ответственностью за свой участок работы. Он и теперь, в мирное время, как и тогда, в Афганистане, не прятался и не прячется за спины сослуживцев. А туда, за границу, в далекие неизвестные горы его вместе с 317-ым десантным полком в 1979 году направили из Витебска уже в звании старшего лейтенанта.
— Мы, афганцы, каждый год пятнадцатого февраля приходим в отдел в военной форме, — рассказывает Погребицкий. – Собираются наши электромонтеры, другие гражданские специалисты и аттестованные сотрудники милиции. В общем, все, кто свободен в этот день от работы и службы. По традиции нас поздравляет руководство отдела. Каждому вручается материальная помощь. А мы, как правило, выступаем перед собравшимися. Рассказываем и о себе, и о службе в войсках …..
Лично Сергею Федоровичу есть что вспомнить. Например, то, что он, считай, вырос в Витебске при… военной части, где служил его отец. Тоже, кстати, десантник. Маленький Сережа фактически в детсад толком и не ходил. Его, как шутит сегодня сам Погребицкий, растили по очереди дневальные роты, пока папа был на службе, а мама на работе. Солдаты – на построение, и он стоит позади строя. Все – в столовую, и Сережа топает туда же замыкающим.
После окончания школы у Сергея проблем с выбором профессии не было. Ведь дед у Сергея Федоровича служил в Севастополе военным моряком на канонерской лодке. Отец тоже стал военным. Службу он закончил здесь в Витебске в должности заместителя командира части. По стопам деда и отца пошел и старший брат Владимир. Так получилось, что некоторое время после окончания военного училища Сергея тоже направили служить в 317-ый полк. И некоторое время братья служили вместе. А потом, уже после Афганистана, Сергей сменил несколько мест службы и снова оказался в Витебске.
— Я с детства знал про тяготы военной службы, — хитро щуриться Сергей Федорович. – Но их больше всего бояться жены. Конечно, моя Тамара Васильевна бурчала частенько, была недовольна. Я и в Афганистан то попал вскоре после женитьбы. Так что медовый месяц у меня был там, в горах, в боевой обстановке. И не медовый, а горько-соленый. Но все же мне, как кадровому военному, служить было немного проще, чем вчерашним восемнадцатилетним ребятам. У меня был больший жизненный опыт в военных делах, и я мог действовать успешнее в сложной обстановке. Там, высоко в горах, не то, что тут, у нас в Беларуси. На равнине. Там даже стрелять надо уметь по-другому.
… Тогда три батальона, где в одном из них был капитан Погребицкий и куда он напросился сам, высадили на вертолетах на вершину одной из гор в провинции Кунар. Надо было скрытно спуститься со скал в долину. По данным разведки там, в селении, засела крупная банда душманов.
— Духи не думали, что шурави, непривычные к горам, могут так быстро спуститься со всем вооружением вниз, — вспоминает Сергей Федорович. – Но, очухавшись, открыли по нам ураганный огонь из автоматов и пулеметов. И хотя у многих наших солдат не было боевого опыта, мы, однако, сумели уничтожить большинство банды. Многие бандиты все же ушли в пещеры и затаились. А мне в том бою прострелили подсумок, где были две гранаты. Одна пуля прошла в каком-то сантиметре от взрывателя одной из них. Гибли враги. Потери были и у нас. Тогда погиб старший сержант Александр Мироненко. Он из разведки. Тоже из нашего 317-го полка. Оказавшись в окружении душманов и расходовав весь боезапас, подпустил поближе врагов и подорвал себя вместе с ними последней гранатой. Сегодня на территории бывшего 317-го полка, нынешней 103-ей десантной бригады, установлен бюст в память о том подвиге нашего однополчанина.
А тогда о поступке Мироненко вскоре узнал весь полк. И во многом способствовал этому сам Погребицкий, как политработник. Ведь последние полгода службы в Афганистане он был секретарем комитета полка. Но не кабинетным работником. На боевые операции ходил вместе со всеми.
Да, большинству из нас, кто не бывал в таких боевых ситуациях, сложно понять сегодняшние чувства ветеранов той войны. Но делать это нужно. Чтобы никогда больше не допустить ничего подобного. Чтобы ни у кого из молодоженов медовый месяц, как у Погребицкого, не стал соленым от слез жен и матерей.
Душевные раны заживают намного дольше, чем физические. Но все же время действительно лечит. Потому что живут среди нас такие ветераны, как Сергей Федорович, как его бывшие однополчане и как сегодняшние сугубо гражданские коллеги.

Фото: Максим Конопелько

Михаил Конон.