Ветераны Великой Отечественной войны

image

МАХАНЬКОВ ВЛАДИМИР АНИСИМОВИЧ (ветеран Великой Отечественной войны, Первомайский (г.Витебска) отдела Департамента охраны).

33«Если армия не падает духом и не теряет патриотизма, - говорит Владимир Анисимович,-- она непобедима. Такое же положение и в семейной жизни.

А с военным делом он знаком не понаслышке. Едва только появилось известие, что немцы напали на Советский Союз, начал помогать партизанам, а затем, в 1944 году, будучи 18-летним юношей, ушел на фронт.

Сначала служил пулеметчиком, а когда после штурма с высоты его роту разбили – в живых осталось 6 человек, Владимира перевели в разведку, назначив командиром подразделения.

Неподалеку от Берлина под его руководством был захвачен генерал СС, который согласился содействовать во взятии концлагеря Заксенхаузен. Фашисты планировали стереть это место с лица земли, дабы замести все следы, а советское командование поставило задачу во чтобы то ни стало его уберечь. «В лагере в то время были заключены около 10 тыс. евреев и 8 тыс. людей других национальностей, -- вспоминает Владимир Анисимович, -- и все было под надежной охраной». Проникнуть на территорию такого объекта казалось немыслимым, но цель была достигнута в кратчайшие сроки. Операция проводилась по согласованию с военным подразделением, чтобы на территории лагеря не велся обстрел. Плененный генерал, переводчик, командир роты и 100 человек разведки, одетые в форму эсэсовцев, прошли через шлагбаум под предлогом выполнения особых мероприятий — такое алиби давало 100% гарантию того, что о визитерах никуда не будет сообщаться. Но малейший прокол мог стать причиной провала данной кампании. «Мы немножко понимали немецкую речь, но сами говорили плохо, поэтому избегали общения с врагом. Отработали все до мелочей, чтобы не выдать себя, создавали видимость того, что ведется какая-то подготовка. На каждую вышку поставили своего человека. Узники также не догадывались о том, что мы — русские. Это было ужасно, поскольку в лагере действовало правило: если человек в военной форме идет по территории, пленные выстраивались по команде смирно. Точно так же они вели себя в нашем присутствии», -- вспоминает Владимир Анисимович.

Через двое суток прошла фронтовая полоса, и разведчики успешно передали власть, а сами ушли в направлении запада. Восьмого мая 1945-го подгруппировка была на Эльбе в районе города Торгау, где уже праздновали победу, но поскольку в Чехословакии еще продолжались боевые операции, русские не могли расслабиться. Только на следующий день пришла радостная весть о долгожданной Победе!

Но и после демобилизации Владимиру Анисимовичу предстояло отдать еще несколько лет военной службе на территории Германии. Однажды его вызвали в комендатуру и вручили конверт, на основании содержимого которого Владимир Маханьков был назначен заседателем военного трибунала. Отслужив 6 лет вдали от родины и зарекомендовав себя с лучшей стороны, Владимир Анисимович был принят курсантом в Калининградское пограничное военное училище. После окончания училища Владимира Анисимовича направили в Хабаровский край.

Со своей второй половинкой он был знаком еще с детства — учились в одной школе на Сенненщине, потом, будучи на службе далеко от родных мест, узнал ее адрес и написал. Завязалось общение, у которого, казалось ему тогда, нет будущего: постоянные переводы по службе меняли адреса, появлялись различные преграды. Но когда Любовь Адамовна закончила учебу в Гродненском педагогическом институте, Владимир Анисимович решился сделать ей предложение. В это время он уже служил на Урале, куда впоследствии и привез молодую жену. Вместе с мужем Любовь Адамовна путешествовала долгое время, но работы по специальности у нее не было — с дипломом можно было распрощаться, он терял силу. Тогда Владимир Анисимович принимает решение уйти со службы, поступает в техникум торговли. В поисках работы он переехал в Шадринск, где Маханьковым выделили небольшую комнатку в бараке, а ему предложили пойти на службу в милицию, в реальность воплотилась и мечта супруги — она наконец-то стала работать учителем. Там они прожили 6 лет, получили хорошую квартиру, полностью обустроили свой быт, в семье родились две дочери. Но сердце звало на родину. Владимиру Анисимовичу пришлось приложить немало усилий, чтобы перевестись поближе к дому.

В Витебске ветеран служил в уголовном розыске, на оперативной работе, в ГАИ, параллельно получил юридическую специальность в Московском университете. Видя профессионализм и грамотность своего сотрудника, руководство городского управления охраны, где он работал в одно время, назначило Владимира Анисимовича начальником Первомайского отдела охраны, откуда тот и ушел на заслуженный отдых с множеством наград за безупречную службу. Но и сейчас о ветеране не забывают: руководящий состав Первомайского (г.Витебска) отдела Департамента охраны, областного управления охраны регулярно поздравляют с праздниками и приглашают на торжественные мероприятия с участием личного состава как самого почетного гостя.

Маханьков1Владимир Анисимович признается, что, несмотря на давность событий, годы не стирают воспоминаний о войне. И он, и супруга были непосредственными участниками кровавых действий, потеряли родных, друзей и сослуживцев — разве это можно забыть? Поэтому самой большой ценностью семья Маханьковых считает мир. Коротая вечера за чашкой чая, они говорят о многом: о современной жизни, молодежи, своих детях и внуках, но есть моменты, когда в воздухе нависает тишина — как дань памяти тем, кто так и не узнал о Победе».

СИСКОВИЧ ВИКТОР КУЗЬМИЧ (ветеран Великой Отечественной войны, Полоцкий отдел Департамента охраны)

34«Когда началась Великая Отечественная война, Виктору Кузьмичу Сисковичу не было и 13. В силу возраста пойти на фронт он не мог. Но, когда стали создаваться партизанские отряды на территории Ушачского района, где он родился и жил, и мужчины стали уходить в лес (туда же отправился и старший брат), у Виктора также появилась мысль присоединиться к ним. Впрочем, такая мысль родилась и у его сверстников. Но в партизаны их не взяли, мотивируя тем, что у них нет оружия (но, скорее всего, им отказали по причине того, что они были еще детьми). Но от своей затеи они отказываться не собирались. Прослышав, что под Полоцком, есть склады с оружием, происхождение которых было неизвестно, мальчишки пешком отправились в неблизкий 30-километровый путь. Но предприятие их не увенчалось успехом. По пути они встретились с партизанами, которые развернули их обратно. Ох, и досталось тогда Виктору от мамы!

Но в 1943 году мальчишки своего добились. Их взяли в партизанский отряд бригады имени К.Е.Ворошилова, которым командовал Дмитрий Васильевич Тябут. Правда, оружия им не доверили, а вот копать окопы, выполнять хозяйственные работы они вполне могли. И были горды, что тоже полезны в борьбе с фашистами. А борьба была ожесточенной. К началу весны 1944 года к границам Полоцко-Лепельской партизанской зоны были стянуты огромные силы противника. Около 60 тыс. солдат и офицеров из 12 полков СС и полиции, пяти пехотных, трех охранных и одной авиаполевой дивизий были задействованы в организации очередной блокады партизан…

Тяжелые и кровопролитные бои в ушачских лесах продолжались почти 25 дней. Но силы были не равные, и к концу апреля карателям удалось сократить рубеж партизанской обороны до 20 км. В последних числах апреля бои гремели на южных подступах к Ушачам. Длившийся часами орудийный грохот сменялся ударами с воздуха. На партизанские позиции наползали танки. Напряжение на линии обороны усиливалось все больше. На западном направлении ожесточенные бои шли у Кубличей. Положение партизан с каждым часом ухудшалось. К концу апреля остатки партизанских бригад оказались сконцентрированы на небольшом пятачке к западу от Ушачей – в Матыринском лесу. Командование оперативной группы приняло решение собрать в ударный кулак лучших бойцов и в ночь с 4 на 5 мая попытаться вырваться из блокады на участке между деревнями Паперино и Новое Село, где оборона немцев была сильно укреплена и где они не ждали партизан.

Вот каким запомнился легендарный прорыв Виктору Кузьмичу Сисковичу: "Началась стрельба. Минометно-пулеметный огонь становился все сильнее. Группами и в одиночку люди из разных бригад, впервые видевшие друг друга, бежали вперед. Потом смешались наши и немцы, трудно было разобрать, где свои, где враг. Многие остались там навсегда…".

А в июне 1944 года, когда началось освобождения Беларуси, на вопрос: «Согласны ли вы добивать врага в качестве бойца Советской Армии?», Виктор с готовностью принял предложение. Так он стал стрелком 171 стрелковой дивизии 153 стрелкового полка 1-го Белорусского фронта. «Участвовал в форсировании реки Одер, в штурме Берлина. Был ранен, после госпиталя вновь встал в строй. Дошел до Эльбы, где произошла встреча с войсками союзников, солдаты которых любыми способами стремились заполучить у нас в качестве сувенира звездочку, - вспоминает Виктор Кузьмич. – Потом по распоряжению командования нас должны были перебросить в Японию, но, к счастью, в сентябре она капитулировала, и в октябре 1945 я вернулся на Ушаччину».

Хотя родная деревня Виктора Кузьмича Солонец уцелела, родители остались живы, с фронта вернулись отец и брат, жизнь была тяжелой. Постепенно был восстановлен колхоз «Прогресс», налаживался быт. А в 1949 году Виктора призвали на срочную военную службу, которая проходила в Ленинграде, а затем в Миргороде (Украина). Через 4,5 года Виктор вернулся домой и стал работать бригадиром в колхозе. Женился. Родились дети. В 1961 году с семьей переехал в Полоцк, где поступил на службу в Полоцкий РОВД, затем на протяжении 23 лет работал в должности милиционера по охране банка.

Виктор Кузьмич награжден орденом «Отечественной войны 2-й степени», медалями «За взятие Берлина», «Жукова», «За победу над Германией», медалью трех степеней «За безупречную службу», юбилейными».

Копия Колосов ветеран ВОВ

КОЛОСОВ ФЕДОР ВАСИЛЬЕВИЧ

Ветеран Великой Отечественной войны

 С 1979 по 1987 гг. — охранник ВОХР Новополоцкого отдела Департамента охраны

Бартошко Геннадий ВасильевичБАРТОШКО ГЕННАДИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Узник

 С 1983 по 1993 гг. — командир отделения Новополоцкого отдела Департамента охраны

Копия БалашоваБАЛАШОВА ЕКАТЕРИНА ВЛАДИМИРОВНА

Блокадник Ленинграда

 С 1969 по 1987 гг. — старший инспектор группы кадров Новополоцкого отдела Департамента охраны

АЩЕПКОВ ВИКТОР ИВАНОВИЧ (ветеран Великой Отечественной войны, Поставское отделение Департамента охраны).

32«Віктар Іванавіч Ашчэпкаў — адзін з нямногіх ветэранаў Вялікай Айчыннай вайны, якія сёння жывуць на Пастаўшчыне, і, напэўна, самы пажылы сярод іх (дата нараджэння - 06.11.1922 г.). Але, нягледзячы на такі паважаны ўзрост, ён даволі бадзёры і актыўны, мае ясны розум і выдатную памяць, жыва цікавіцца ўсім, што адбываецца ў раёне, краіне і свеце.

Нарадзіўся В. І. Ашчэпкаў у Башкірыі, за 80 кіламетраў ад Магнітагорска. У 1932 годзе сям’я, ратуючыся ад голаду, перабралася на Кубань. А праз год з-за эпідэміі малярыі, якая сотнямі касіла людзей, вымушана была пераехаць у горад Горкі (цяпер гэта Ніжні Ноўгарад), дзе жылі браты і сястра маці Віктара Іванавіча. Там В. І. Ашчэпкаў закончыў школу, атрымаў прафесію і ўладкаваўся канструктарам на завод, які выпускаў ваенную тэхніку.

Калі пачалася Вялікая Айчынная вайна і немцы падышлі да Масквы, моладзь масава адправілася ў ваенкаматы прасіцца дабравольцамі на фронт. На хвалі агульнага энтузіязму прыйшлі ў мясцовы ваенны камісарыят і хлопцы з канструктарскага бюро. Але, як аказалася, прызыву яны не падлягалі — мелі бронь. Тым не менш летам 1942-га, скарыстаўшыся тым, што галоўны канструктар завода паехаў на нараду ў сталіцу, ваенкамат прызваў учарашніх дабравольцаў.

Адразу нас адправілі ў Маскву, дзе я закончыў ваенную школу снайпераў, потым — вышэйшую дыверсійную школу і школу камсамольскіх работнікаў, якія працуюць у тыле ворага, — расказваў Віктар Іванавіч. — Адтуль накіравалі ў Арэхава-Зуева, у 20-ты вучэбна-запасны снайперскі полк. Быў інструктарам, займаўся падрыхтоўкай новых снайпераў. І раптам зноў выклікаюць у Маскву, у распараджэнне ЦК камсамола, які дае накіраванне на захад, за лінію фронту.

Так В. І. Ашчэпкаў трапіў на Віцебшчыну, у партызанскі атрад разведвальна-дыверсійнай брыгады імя Леніна, якая вяла барацьбу з ворагам у раёне Асвеі, Ветрына, Ушач, Докшыц і Бягомля. Спачатку быў снайперам, затым да злучэння летам 1944 года брыгады з часцямі Чырвонай Арміі — разведчыкам. Але і пасля вызвалення Беларусі ад нямецка-фашысцкіх захопнікаў не выпусціў з рук аўтамат. Разам з іншымі партызанамі лавіў разбітых, дэмаралізаваных немцаў у лесе.

Пасля Перамогі на Віцебшчыне пачалося фарміраванне органаў савецкай улады, і былыя партызаны сталі асновай укамлектавання райкамаў КПБ, райвыканкамаў, міліцыі. В. І. Ашчэпкаў разам з дваццаццю таварышамі трапіў у распараджэнне начальніка Докшыцкага аддзела Народнага камісарыята ўнутраных спраў. Спачатку гэты аддзел размяшчаўся ў Параф’янаве, затым пераехаў у Докшыцы. Яго работнікі ў асноўным займаліся барацьбой з бандфарміраваннямі, якіх пасля вайны было шмат у лясах.

У 1951 годзе Віктара Іванавіча адправілі на павышэнне ў Браслаў — начальнікам аддзела па барацьбе з крадзяжамі сацыялістычнай уласнасці, а праз некалькі месяцаў ён узначаліў аддзел міліцыі ў Дунілавічах. Калі ж Дунілавіцкі раён расфарміравалі, стаў старшым следчым у Паставах, адпрацаваўшы на гэтай пасадзе да выхаду на пенсію. Але пайсці на заслужаны адпачынак змог толькі праз 8 гадоў, бо ў 1972-ім назначылі начальнікам пазаведамаснай аховы.

У той час ахова складалася з трох брыгад вартаўнікоў, якія заступалі на дзяжурства з сабакамі ў Паставах, Варапаеве і Лынтупах, — успамінае ветэран. — Каля 300 чалавек ахоўвалі ўсе значныя аб’екты ў райцэнтры і пасёлках: магазіны, арганізацыі, прадпрыемствы. Работы хапала, да таго ж часта здараліся грабяжы магазінаў. І тады мне даводзілася займацца імі, прымяняць навыкі следчага.

Зараз В. І. Ашчэпкаў дэ-юрэ і дэ-факта на пенсіі. Кажа, што першыя некалькі месяцаў дома не знаходзіў сабе месца, усё здавалася: зараз зазвініць тэлефон і выклічуць на работу. Паступова прывык да новага, “пенсійнага”, жыцця, не страціўшы пры гэтым сувязей з райаддзелам міліцыі і непасрэдна аховай.

Калі размаўляю з калегамі, выступаю перад маладымі супрацоўнікамі — адчуваю, што я яшчэ камусьці патрэбны, прыношу карысць. І гэта дае сілы жыць, — прызнаецца Віктар Іванавіч».